Что мы знаем об Иордании


Что мы знаем об Иордании? Что это арабская стана на Востоке, граничащая с Израилем и Сирией. У многих путешественников единственной ассоциацией с ней будет Петра, и даже не вся она, а лишь один из ее храмов — Эль-Хазне. Однако, как это часто бывает, и Петра раз в десять больше, чем ее обычно себе представляют, и кроме Петры в Иордании много прекрасных и удивительных мест.


Самое низкое место на планете


Попасть к берегам Мертвого моря можно сразу же из аэропорта Аммана, дорога займет чуть больше часа. То есть, вылетев в Иорданию после рабочего дня, уже к вечеру вы окажетесь на побережье. Как бы банально это ни звучало, Мертвое море уникально — это один из самых соленых водоемов на земле и самое низкое место на планете. Его вода — теплая, мягкая и очень соленая, в десять раз более соленая, чем обычная морская, — богата хлоридами магния, натрия, калия, брома и других элементов. Благодаря ее необычайным свойствам при купании всегда остаешься на поверхности.




Воздух здесь насыщен испарениями, он густой и тягучий, а из крана в отеле течет сладковатая вода. Все вокруг в плотной дымке, и кажется, что окружающая действительность окутана туманом. Голова немного кружится — то ли из-за минеральных испарений, то ли из-за высокой концентрации кислорода, то ли от усталости и эмоций.


Обычная прогулка вдоль пляжа по кромке воды здесь практически невозможна — берег либо покрыт плотным слоем соляных отложений, либо больше похож на топкое болотце, наполненное целебной грязью. Табличка при входе на оборудованный пляж встречает предупреждающей надписью: «Принимать море по 10 минут дважды в сутки».


Говорят, что Мертвое море нужно принимать. Как лекарство. И как и положено лекарству, оно лечит — стоит только войти в густую и маслянистую воду, лечь на спину и раскинуть руки в стороны, как весь мир наполняется тишиной и спокойствием, начинает неспешно вращаться вокруг, а все проблемы и заботы рассеиваются в вязкой дымке.


За пределами пятизвездочных отелей жизнь идет своим чередом. Редкие автомобили едут по шоссе, которое с одной стороны вплотную обступают скалы, а с другой — омывает море. Чуть дальше от дороги — палатки бедуинов, пасущиеся козы, у обочин иорданские крестьяне продают овощи, выращенные на ближайшем поле. Иногда шоссе проходит через редкие городки, больше похожие на деревушки, и, если знать места, тут можно найти самый лучший в мире кофе или вкуснейший домашний лаваш.


Густой и насыщенный напиток варят на обочине дороги, в полупокинутом селении, состоящем из пары домов, вокруг которых пасутся козы. Тут нет кондиционеров, салфеток и фаянсовой посуды. Нет не только вывески — даже стены не все в наличии, но зато есть искреннее радушие и улыбки. А ведь это именно то, ради чего стоит путешествовать.


Конечно, кофейные зерна привозные — в Иордании это дерево не растет. Но сам напиток получается божественным, в нем бесконечность черной дыры, вселенной, Мировой океан и кусочек Мертвого моря, а еще запах кардамона. Он тягучий и обволакивающий, его хочется перекатывать во рту, как шарик, и этот терпкий вкус еще долго будет оставаться на языке. Пить маленькими глотками. Без сахара. Наслаждаться.


Миссия на Марс


Вади-Рам — удивительное место, неподвластное времени и практически не тронутое цивилизацией. Здесь «работали» только погода и ветры, создавшие монументальные «небоскребы». Историки утверждают, что эта пустыня образовалась в результате разлома земной коры из гигантских кусков гранита и разрушенных горных хребтов песчаника. Ее появление относят к VIII–VI векам до н. э., когда она называлась Вади-Ирам. Свежие источники, которыми была богата пустыня, сделали ее перевалочным пунктом для караванов на пути в Сирию и Палестину.


Здесь тишина, нет сотовой связи и электричества, есть только красный от оксида железа песок, кусты и редкие деревья. Красным скалам практически вечность — пустыне больше 30 миллионов лет, мир меняется, исчезают страны и народы, а эти пески и горы неизменны. Так же неизменно здесь живут бедуины, потомки древних набатеев. Хоть местные и называют пустыню Лунной долиной, у большинства людей она вызывает четкие ассоциации с Марсом.


Воображение уносит тебя на тысячи лет назад, когда в этих местах, мимо этих же самых скал проезжали на верблюдах совсем другие люди. И понимаешь, что и через 2000 лет, когда современная цивилизация уже станет историей, здесь, по всей вероятности, мало что изменится.


Ветер поднимает в воздух огромные массы песка и гонит их по пустыне, во время дождя капли смешиваются с песчинками, окрашиваются в красный цвет и моментально покрывают все рыжими крапинками — тут идут красные дожди. Верхний мокрый слой песка приобретает насыщенный оттенок, благодаря чему усиливается ассоциация с Красной планетой. Элемент диссонанса вносят разбитые 30-летниепикапы бедуинов, бороздящие просторы пустыни, — они превращают марсианские пейзажи в кадры из фильма о постапокалиптическом мире.




Старушка «тойота» несется, не разбирая дороги и подпрыгивая на кочках, вокруг красные скалы, ветер поднимает песок и бросает в лицо, а чтобы не выпасть из кузова, приходится крепко держаться за каркас и любые выступающие части. Водитель шалит — едет, закладывая крутые виражи, на которых в воздух поднимается плотное красное песчаное облако.


По пустыне проложено довольно много туристических маршрутов, отличающихся друг от друга списком достопримечательностей и продолжительностью. Кратчайший рассчитан на три часа, самый долгий — на восемь. Цена наиболее короткого — чуть больше $50 за машину на шесть человек.


Перед туристическим центром у въезда в пустыню постоянно дежурят несколько бедуинов, предлагающих свои услуги в качестве проводников. При желании можно организовать небольшой поход на верблюдах или переночевать в бедуинском лагере — колорита тут хоть отбавляй.




Ночью окружающая действительность преображается — красный песок и скалы погружаются в плотную темноту, звуки исчезают, и все вокруг окутывает черная-черная ватная тишина. Это тоже космос. Это другая планета, на которую приземлился спускаемый модуль, и теперь астронавты наблюдают за звездами, сидя в своем надувном доме.


Стоит только немного отойти от лагеря и дать глазам привыкнуть к плотной темноте, как небо просто взрывается яркими точками, а над головой разыгрывается настоящая звездная феерия. Именно здесь начинает казаться, что космос рядом и до звезд можно дотронуться рукой. Через некоторое время замолкает электрогенератор, гаснут последние огни, остаются только темнота и какое-то космическое спокойствие и тишина.


На рассвете пустыня предстает в новом обличье. Если накануне она удивляла дождем, песчаной бурей и радугой, то теперь мягкий рассеянный свет сглаживает углы и тени, и кажется, что все вокруг покрыто тонким слоем золота.


Потерянный город безликих богов


Многие годы древняя столица Набатейского царства была скрыта среди скал и пустыни, о ней ходили легенды, как об Атлантиде, и никто не знал, где искать этот город.


Бедуины нашли затерянную полуразрушенную столицу и поселились в пещерах, вырубленных много веков назад. Это был их секрет и тайное убежище, сюда не пускали чужаков, о расположении города не говорили никому. Бедуины верили, что гробницы скрывают несметные сокровища. Европейцы же открыли для себя Петру лишь в XIX веке.


Это место особенное, оно оставляет неизгладимые впечатления, стоит там только побывать. Даже не зная историю, чувствуешь, что здесь вершились судьбы и переплетались цивилизации, происходило нечто очень важное. Атмосфера какой-то загадочной арабской сказки до сих пор сохранилась в глубинах гробниц и вырубленных в скалах нишах.




Дорога в Петру начинается в небольшом поселке Вади-Муса и, петляя среди скал из желтого песчаника, приводит к узкому ущелью, которое испокон веков было входом в этот тайный город. По одной из легенд, это узкое и неприступное ущелье — результат удара посоха Моисея, когда он вел свой народ из Египта.


Первый час пути проходит по Дороге мертвых — по ущелью тянется желоб водопровода, а вдоль него гробницы и ниши с богами. Считается, что Петру построили набатеи, кочевники из Аравийской пустыни, примерно во II веке до н. э., и благодаря своему расположению среди скал она очень долго была неприступной крепостью.


Богов набатеи чаще всего изображали в виде прямоугольников без лиц и каких-либо человеческих черт. По дороге то и дело попадаются выдолбленные в камне на разной высоте ниши и прямоугольные углубления. Они разной формы и размера, иногда несколько квадратных «божеств» расположены вместе. Безликие боги сопровождают любого посетителя Петры и взирают на него отовсюду из своих непроницаемых параллелепипедов — бетелей.


Вдоль дороги, ведущей на главную площадь города, тоже находятся гробницы, а чуть в стороне и в глубине — простые жилища, ниши, вырубленные в скалах. Стоит только немного отойти от главной площади, как немногочисленные торговцы и погонщики исчезают из реальности. Делая небольшую передышку в подъеме, можно, дотронувшись рукой до стены со следами древних инструментов, закрыть глаза и представить, как все пространство вокруг наполняется звоном и бряцанием сотен молоточков и топориков, вырубающих в камне эти ступени, которые прослужат тысячи лет.




Каменная лестница, петляя и поднимаясь по ущелью, приводит на вершину скалы. Когда и зачем здесь сделали 800 ступеней, никто не знает, скорее всего, тут неподалеку был какой-нибудь храм или усыпальница.


Можно сесть на камень рядом с местным бедуином и, попивая чай под потрескивание хвороста, наблюдать, как солнце постепенно восходит над ущельем и озаряет своими лучами стены Казны. Потихоньку на небольшую площадь выходят неизменные погонщики с верблюдами и ряженые в костюмах римских воинов, редкие туристы фотографируются на фоне Казны, которая на самом деле вовсе и не казна и сокровищница, а усыпальница одного из набатейских царей. Трудно поверить, что вся эта величественная красота создавалась исключительно для мертвых: кажется, что за красивым фасадом просто обязаны храниться несметные богатства.


Бедуины жили в этих местах задолго до момента, когда Иордания стала самостоятельной страной. Их называют Bedoul или B'doul, фамилии многих из них звучат также, например: Abdul Al B'doul. Сами себя они считают потомками набатеев, основавших Петру, но многие иорданцы уверены, что это пришлые цыгане из Египта, которым по воле судьбы достался лакомый кусочек, и относятся к ним как к захватчикам. Само слово B'doul означает трансформацию и изменение и связано с тем, что первоначальная религия набатеев с поклонением безликим богам трансформировалась в мусульманство.


Когда Петра стала музеем, бедуинам предложили освободить жилища: каждому было предложено по дому и небольшому участку земли в поселке неподалеку. Но проблема в том, что с тех пор их стало больше, они женятся, у них рождаются дети, а вот новые земли и жилье государство давать не спешит. Конечно, кто-то отправляет своих отпрысков в школы, те обучаются разным профессиям и находят свое призвание в сферах деятельности, не связанных с туризмом и Петрой.




Сейчас во многих семьях переселившихся бедуинов нередка ситуация, когда в одной комнате живут 10 человек, и они в буквальном смысле не могут переодеться без свидетелей. Поэтому многие возвращаются в пещеры Петры. «Мы находимся в эпицентре шторма, — говорит Сами, владелец небольшого магазинчика на входе в ущелье Сик. — Израиль, Египет, Ирак, Сирия — они все вокруг нас. Но здесь спокойно».


Еще одна причина возврата к истокам — поиски романтики. «Мне нравится жить в пещере, наедине с природой и древностями, смотреть ночью на звезды и играть на флейте», — говорит Ибрагим.


Кто-то не выносит шум и суету поселка и предпочитает жить всей семьей в пещере. При этом женщины остаются на хозяйстве: они ухаживают за детьми, животными, возят воду из поселка на ослах и готовят еду, а мужчины отправляются зарабатывать в туристическую Петру. Сейчас в пещерах Петры постоянно живут порядка 40 семей. Но для большинства бедуинов она остается своего рода дачей — здесь работают, зарабатывают деньги, приходят пасти коз и отдыхать от суеты городов.




Местные бедуины еще не испорчены туристами настолько, чтобы стать назойливыми и приставучими, и, если вы попадете в какое-нибудь отдаленное от основных туристических троп жилище одного из них, то вас накормят и напоят травяным чаем из приветливости и гостеприимства, а не в надежде на вознаграждение, и находиться там вы сможете столько, сколько сами посчитаете нужным.


Иордания — затерянный мир, в котором встречаются прошлое и настоящее, это мир арабских сказок и неземных пейзажей, открытый любому пытливому путешественнику. Здесь можно провести время в роскоши отелей, почти не покидая их пределов. А можно полностью погрузиться в колорит и атмосферу Ближнего Востока — выпить кофе с местными, прикоснуться к вечности в Петре, почувствовать невесомость в Мертвом море или слетать в космос в пустыне Вади-Рам — выбор за вами.


back

Контакты

foto

Анна Ярыгина
Генеральный директор

☎  +79052999638vk.com
Задайте мне вопрос

foto

Лариса Фофанова
Ведущий менеджер

☎  +79004568757vk.com
Задайте мне вопрос

Подпишись на нашу рассылку и получай лучшие акции

Представленная на сайте информация носит справочный характер и не является публичной офертой